Поэтической строкой

Мы – из салона «Вдохновенье»!

Друзья, прекрасен наш союз!
Мы собрались не на мгновенье.
И в этом - наш огромный плюс!
Мы – из салона «Вдохновенье»!
Мы собрались под небом Дона
В краю ветров и ковылей.
Воспеть все то, что так знакомо,
Все то, чего нам нет милей…
Поэт, художник, композитор –
Все слуги Творчества и Муз.
Душа и сердце – наш арбитр.
Друзья, нам нужен наш союз!...
                                (Е. Жираковский)  


В нашем славном городе много талантливых людей, каждый хочет быть услышанным, понятым, иметь возможности для самовыражения и творческого роста. Литературно-музыкальный салон «Вдохновение» организован в июне 2001 года при библиотеке семейного чтения г. Калача-на-Дону. Инициатором появления такого творческого объединения стали супруги Жираковские – Евгений и Ольга. С 2008 года местом встреч творческих людей стала Калачевская межпоселенческая центральная библиотека. «Вдохновение» - это место общения поэтов, прозаиков, художников, авторов-исполнителей  друг с другом, со своими читателями, слушателями.

Дружная творческая семья живет насыщенной  событиями жизнью и всегда следует  девизу «Пусть крепнет творческое братство и то духовное богатство, которым делимся на всех». 

Участники салона - люди ищущие и творческие.
Бег на месте - не для них. На каждой встрече открывается их иное качество, новая сторона их творчества. Они не боятся быть разными и дарят себя такими, какие они есть. 



ЛАРИСА
КОНОНОВНА

ДОРОФЕЕВА

                                  ДЕТЯМ

Ой, ты Тимка, Тимофей!
Один ты в радости моей.
Пушистый хвост, ушастик,
Ты радость мне не в ненастье.
Один ты скрашиваешь дни,
Как ни печальные они.
В еде капризен, как хозяин,
И чем кормить тебя не знаю.
Когда веселый – хвост трубой,
Тут не угнаться за тобой.
Играть ты любишь в прятки
И в визге нет тут недостатка.
Когда иду я со двора
Кричишь мне: «Мам ур-ра!»
А кушать захочешь, ты сразу ко мне,
Кричишь: «Мам, мне!»
Я не придумала, тут нет кокетства.
Он говорит со мною с детства.

       МУРКА

Мурка, Мурка,
Серая тужурка.
Шубка вся лоснится,
Мурка котику приснится.
Котик ходит и страдает,
Ничего не понимает:
«Обещала ведь прийти,
Не могу нигде найти.
Мяу, Мурка, мяу!
Ничего не понимаю.
Приходи скорей, малышка,
Угощу тебя я мышкой».
А Мурка не скучает
Шубку начищает:
«Жди, дружочек Фунтик,
Посмотрю лишь мультик».

             БЕСЛАН (Осетия 2004)

В маленькой Осетии
Шли в школу дети.
Ничто не предвещало горя,
Хоть много пережили горы.
Но вдруг раздался громкий плач,
Донесся он и к нам в Калач.
То банда издевалась над людьми,
Такого никогда не знали мы.
Собрали всех в спортзале
И даже пить им не давали.
В детей стреляли за неподчинение.
И в банде были не одни чеченцы.
С тобой скорбим Беслан,
До боли горько нам.

                ***
Куда ни кину взгляд
Все вещи о тебе лишь говорят:
Ты там сидел, тут прикасался,
Здесь говорил, а здесь смеялся.
Меня ласкал, не зная меры
И прочь о возрасте химеры!
Что есть любовь, я знала,
Но поздно так не ждала,
Все говорили: «Расцвела!»
А я счастливою была.
Глаза лучились синим светом
И не было счастливей нас при этом.
Про возраст мы совсем забыли,
Мы счастливы тогда с ним были.
Сейчас душа болит, на сердце камень,
Не верится, что там горело пламя.
Кто и когда растопит лед?
Кто душу бедную поймет?


ЛЮБОВЬ
СЕРГЕЕВНА
                                           КОРПУСОВА


АЙДА К ЕРМАКУ
                        сестре Лидии посвящаю

Недавно, в ноябре месяце, на втором канале телевидения, шел фильм «Штрафной батальон». В одной из серий прозвучала «Песня о Ермаке» - песня из моего детства, ее пели в праздники собравшиеся гости в нашей многодетной семье. Ее знали и пели в каждом доме: «Ревела буря, дождь шумел, во мраке молнии блистали и беспрерывно гром гремел. И ветры в дебрях бушевали», песня о сильных духом и телом людях, о сибиряках. Звучала она красиво, величественно, мощно. Сильная, могучая, торжественная, она прозвучала для меня, как самый дорогой подарок с Родины, из Сибири.
         Мое босоногое детство прошло в  далеком, и малоизвестном в то время, Тобольске.
Это райцентр в 240 км. к северо-востоку от областного города Тюмени. Милое, далекое детство, оно действительно было босоногим. Как только просыхала и согревалась земля, мы, дети, бегали босиком. Непередаваемое и незабываемое ощущение теплой земли и теплых, а в жару нестерпимо обжигающих, тротуаров и мостовых этого города. Нигде мне больше не встречались такие тротуары.
         Развлечений детства было немного. В кино мы тогда не ходили, не увлекались им, а драматический театр, который посещали, на все лето уезжал на гастроли на Север. Когда уличные игры, купание в Иртыше, походы в лес надоедали, кто-нибудь из детей бросал: «Айда к Ермаку!», и мы, 6-7 девчушек десяти-двенадцати лет отправлялись к Ермаку.
         На вопрос нашей мамы: «Вы куда?», ответ был: «К Ермаку!». «Да помойте хоть ноги и наденьте обувь – через весь город пойдете!» - кричала нам вслед мама, но мы ее не всегда слышали. Кто  в мальчуковых ботинках на босу ногу, кто в тапочках, а кто и босиком, мы пешком, через весь город, шли к Ермаку.  Кто такой Ермак мы не особенно знали, но понимали, что это известный человек, он воевал с татарским ханом Кучумом и за это ему поставили памятник в нашем городе.
         Всей компанией по Никольскому взвозу, так назывался подъем в гору, мы шли в сад, находящийся в нагорной части города, на высоком мысе, откуда открывается вид на всю подгорную часть города. Какая нашему взору представлялась картина! Дух захватывало от этой красоты: как на ладони виден был наш Иртыш и почти весь город, с его возвышающимися куполами церквей.
         Сад имени Ермака, небольшая огороженная территория, засаженная хвойными породами деревьев и яблоньками, был конечной точкой нашего похода. Примечательностью этого сада был памятник Ермаку: не очень высокий, но широкий в основании, из светлого мрамора, обнесенный по периметру толстенными цепями, он производил впечатление могучего человека, крепко стоящего на ногах и смотрящего из-под руки на город, раскинувшийся под его ногами: «На диком бреге Иртыша, стоял Ермак, объятый думой». Вот такое впечатление о памятнике Ермаку осталось у меня на всю жизнь.
         Нагулявшись вволю и накачавшись на цепях памятника, мы возвращались домой и на вопрос: «Где были?», отвечали: «У Ермака», как – будто были у родственника и отдали дань памяти ему.
         Когда моему любимому городу Тобольску исполнилось 370 лет, а было это в 1957 году, преподаватель педучилища, темноволосая, стройная красавица, чем-то похожая на актрису Элину Быстрицкую,  посвятила  песню городу. Хотя и прошло более 50 лет, но и сейчас я помню ее:
«Этот город нам дорог,
Как отцовский завет,
И стоит этот город 370 лет.
Он стоит над рекой, вспоминая века,
Как Кучума орду била рать Ермака».
Никогда я не думала, в то время, и не гадала, что окажусь на Родине Ермака Тимофеевича, а получилось, что детский призыв: «Айда к Ермаку», стал для меня призывом на Дон, где и живу теперь, и родными уже кажутся слова местного поэта Николая Семеновича Турченкова:
«Тимофеич! Казак любимый…
Мы поем о тебе, родимый,
Ты же с Дона – ты наш герой».
И горжусь я тем, что там, в далекой Сибири, в Тобольске, знают и чтут память о донском казаке – Ермаке Тимофеевиче.

        ЛИДИЯ
             АНДРЕЕВНА
 МАМОНТОВА                                                                                                                                                                                                              
Лидия Андреевна Мамонтова родилась в 1938 году в городе Горловка. Росла в семье, где любовь к книгам, искусству, поэзии занимала главное место. Закончила филологический факультет Ростовского государственного университета. Работала журналистом в газетах «Молодой ленинец», «Политехник». Трудилась в качестве преподавателя русского языка для иностранных студентов в Волгоградском техническом университете. Сейчас на пенсии, но активно занимается творческой деятельностью, путешествует.

                     ГЕЛЕ

Гелиос – бог солнца в Древней Греции.
Гелий – солнечный газ.

Сомнений нет. Ошибок нет.
Есть только синий свод небесный,
Тот город, схожий с древней песней,
Да память ясных детских лет.

Сквозь флёр давно минувших дней
Я вижу домик в три окошка,
Вдаль убегающую стёжку
И липы старые за ней.

По сторонам – кусты коринки
И трав цветущих благодать…
Полжизни можно бы отдать.
За эти давние картинки

Мгновенен  времени полёт.
Твоё же солнечное имя,
С тех пор в душе моей поныне.
Подруга милая, живёт.

                  УГЛИЧ, ВЕСНА

В прозрачном и солнечном марта начале
Снега голубых, бирюзовых расцветок.
И пусть вдоль дороги ручьи зажурчали,
Но гладкий, как стёклышко, наст ещё крепок.
Мерцают там зори, играют как в жмурки,
Янтарно-закатны и дымно-рассветны,
По насту, скользящую вижу фигурку,
То я в невозвратном и сказочном детстве.

       АНТИЧНЫЙ МИФ

Земля Эллады. В море пенном
Там ожерелья островов,
И горы в блеске неизменном,
Средь них Олимп – гора богов.

Как будто вспять бегут столетья,
И проясняется едва
Той древней жизни многоцветье,
Её античная канва.

Сияет мрамор белоснежный
Её дорических колонн,
Шумит морской простор безбрежный
И не разрушен Парфенон.

Как луч, горит копьё Афины,
Путь указуя морякам,
И золотой, элефантинный
Зевс освящает светлый храм.

Идёт с толпою в храм Афины
В одежде белой человек
Черноволосый, стройный, сильный
Мой дальний предок, древний грек.

Я через тьму тысячелетий
Его пытаюсь разглядеть,
И на вопрос хочу ответа,
Кем был он, этот человек?

Кто он? Моряк? Поэт? Художник?
Или простой каменотес?
Проникнуть в это невозможно,
И нет ответа на вопрос…

Наверно, кто-то не поверит,
Но подтверждают небеса,
Что величавый облик деда,
И матери моей краса,

Моей прабабушки Елены
Антично - строгие черты
Они оттуда, несомненно,
Из мира вечной красоты.

Иначе, средь раздолий русских
И объяснить никак нельзя
И нашу с дочерью нерусскость,
И внуков южные глаза.

И пусть смешались поколенья
В российской северной глуши,
В моей груди живут стремленья
Высокой эллинской души.

Иные скажут: «Мифы строишь!
Не верим замыслам твоим!»
Но, веря мифам, Шлиман Трою
Златообильную открыл.

ЮРИЙ
ВИКТОРОВИЧ
ПАВЛОВ


                         ***
Калачевская бригада -
Вихрь-конь на рукаве,
Воевали в Карабахе
И вели бои в Чечне.
Мирный труд в стране хранили,
Свои подвиги творили.
Вершина доблести и славы –
Пять героев всей Державы.
Может поступить приказ:
«Идти на Северный Кавказ!»
Не сомневайтесь!
В который раз
Будет выполнен приказ!

ПЯТИМОРСКАЯ ВИЗИТКА

Пятиморск наш ничего,
Населенье таково:
Речники и Волгодонцы
Составляют большинство.
          Здесь ракиты над водой,
Воздух свежий и степной.
Пятиморска дух курортный-
Медоносный травостой.
Тут плавучий храм стоит.
Солнце маковки златит.
Под молитву и поклоны
Колокольный звон дарит.
       В годы грозные войны
       Замыкали здесь фронты
       Окружение фашистов
       В той заснеженной степи.
На кургане насыпном
Боевых медалей звон,
Вспоминают ветераны
Путь к Победе трудный свой.
       Поднимает горн детей,
       Чтоб резвились веселей.
       В «Босоногом гарнизоне»
       Здоровели бы быстрей.
Сухогруз и теплоход –
Шлюзование идет.
Шлюз тринадцатый обслужит
Хоть пяти морей весь флот.
           Пятиморск наш ничего,
          Населенье таково:
          Дачники и работяги,
Садоводы – все трудяги
Составляют большинство!

Антонина Яковлевна
Варламова 
 
Заслуженный учитель РФ, кандидат педагогических наук. 
Как говорит автор о своих стихах – «мои опоэтизированные наблюдения». 
Но они прекрасны, они о живой и неживой природе, о любви к ней
 


Я БРЕДУ ПО ТРОПИНКЕ

Я бреду по тропинке

Извилистой, узкой,

По ковыльной степи,

Что к Дону ведёт,

И любуюсь берёзой,

Поистине русской,

Что вдоль балки,

На склоне крутом растёт.

На ветвях у неё -

С малахита серёжки,

Изумрудные листья –

Словно коса,

Белый ствол, в конопушках -

Чернявых немножко,

Красиво, по-девичьи -

Сложенный стан.

Предо мной расстилается

Дон всемогущий,

Умывается берег

Нежной волной,

Накланяется низко

Ракитник цветущий,

Лодку рыбачью,

Прикрывая собой.

По тропинке бреду,

Настежь с сердцем открытым,

Всю душу излив,

Тебе, Батюшка-Дон.

Твои песни казачьи

Никем не забыты,

Кто живёт на Дону,

Божьим даром

                      любить наделён.

ПРОШЛОЕ В ПЕЧЬ

Хлопья лебяжьи,

Снежинки хрустальные,

Серебром  украшают лес.

Словно из  сказки,

Дворцы многоглавые,

Касаются  скромно небес.

Стиснуло сердце,

И холодом дышится,

И в горле застрял  снежный ком.

Мне не до сказки…

Кровь  медленно движется…

Ведь сердце щемит с давних пор.

А вьюга кружит

И сугробы наносит,

Коварно смеясь  надо мной.

Мой путь ворожит,

Во  дворцах жить пророчит:

Небедно, но только одной.

С хлопьев лебяжьих

Постель  застилает, а

Прошлое в печь –

                          пусть сгорает.



УРАГАН

Ураганом  догнал  ты  меня,

Ураганом  мне  сердце  ранил,

Ураганом любовь  растоптал,

Ураганом отправился  в  дали.

Сколько  роз ты сломал на цвету,

Сколько ран ты нанёс сердечных,

Сколько же вёрст тебе на веку,

Ураганом нестись в бесконечность?



Грянул  ливень, исчез  ураган,

В преисподнюю опустился,

В страхе, сам будни ада  познал,

За грехи, перед Богом взмолился.


Лариса Анатольевна
 Васильченко
 
" Стихи  я  писала  всегда. Сколько  их  было  написано  и  утеряно!  Но  каким-то,  всё-таки,  удалось  сохраниться. 35  лет  работала  преподавателем  математики  и  она  научила  меня  по-особому  относиться  к  человеку,  его  поступкам,  слабостям,  успеху. 
  Особое  чувство  признательности  и  бесконечного  уважения  моему  учителю литературы  Манаенко  Петру  Алексеевичу,  который  сам  горел  как  факел, а нас,  своих  учеников,  одарил  искорками  творчества…
     Стихи -  это  мои  друзья  и  моё  откровение".


НАВАЖДЕНИЕ


Прилетают  слова  ниоткуда,

Улетают  слова  в  никуда,

Оставляют  прозрачное  чудо

Хрупких  фраз,  как  кристаллики  льда.

               Осторожно  их  нижешь  на  нитку

       Стихотворной  несмелой  строки.

               Эту  самую  сладкую  пытку

               От  своей  получаешь  руки.

Эту  самую  сладкую  муку

Для  себя  выбираешь  опять,

Чтоб,  самой  же,  в придуманных  звуках

Свою  суть,  наконец,  отыскать.

               Доведут  до  телесного  зуда,

               Может  быть,  не  оставят  следа,

               Те  слова,  что  пришли  ниоткуда,

               Те  слова,  что  ушли  в  никуда.



ВИШНЕВЫЙ ЗАКАТ 
Разлит  закат  вишнёвым  соком,                                     

Ползёт  зелёной  змейкой  хмель.

Что  в  имени  твоём  высоком,

Мой,  тихо  льющийся, апрель?

            Что  рано  так  расцвёл  терновник,

            Пустив  по  балкам  сизый  дым?

            Луны  серебряный  половник

            Не  манит  донышком  пустым.

И  что  же  нам  на  целом  свете

Так  мало  места  для  двоих?

Расскажешь  мне  об  этом,  ветер?

Но  он  молчит,  в  ветвях  притих.

            Спешить  давно  уже  не  нужно,

            Что  не  ждала  -  произошло:

            Столкнулись  взгляды -  стало  душно

            И  небо  под  ноги  ушло.

И  профиль  твой  античной  лепки

Потом  в  случайном  сне  мелькнёт,

И  ищем,  мучаясь,  зацепки,

Кого  кто  в  жертву  принесёт.

            Мы  на  закланье  безоглядно

            Идём,  немея  от  гордынь,

            И  знаем,  знаем,  что  не  ладно,

            Забыв  про  нежность,  пить  полынь.

Закат  окрасил  подоконник,

Смешав  со  светом  акварель.

И  каждый  год  цветёт  терновник,

Для  нас,  чужих,  поёт  апрель.

           

***

Пьянею  от  сладкой  сирени,                                           

Что  льётся  потоком  в  окошко.

Мечта  в  фиолетовой  пене

Меня  будоражит  немножко.

            Ищу  в  фиолетовом  мире

            Пятилепестковое  счастье,

            Но  лучиков  только  четыре

            Мне  нежно  ласкают  запястье.

А  лучиков,  в  звёздах  цветущих,

Четыре,  как  стороны  света,

Как  четверо  важных  ведущих:

Зима,  весна,  осень  и  лето.

            Четыре  пути  в  перекрёстке

            Связались  узлом  неразлучным.

            В  четыре  волшебных  полоски

            Вошёл  в  скрипку  мир  полнозвучный.

И  в  сутках  четыре  ступени

День  -  вечер,  ночь  -  утро  рождают.

Живём,  нас  на  жизненной  сцене
Четыре  стихии  венчают.
            Земля,  вода,  воздух  и  пламя.
            Мы  в  них  они  в  нас  отзовутся,
            Четыре  стихии,  и  с  нами
            В  могучем  единстве  сольются.
И  Крест  наложив  рукотворно,
На  лоб,  на  живот  и  на  плечи,
Себя  ищем  в  мире  огромном,
Мы  Душу  спасаем  и  лечим.
            Четыре,  как  будто  охрана,
            Четыре  строки  у  куплета,
            Четыре  больших  океана
            Родную  качают  планету.
Поэтому  пусть  потерялось
Пятилепестковое  счастье.
Сирень  меня  нежно  касалась  -
Весеннее  Божье  участье.  

 


Прасковья Кузьминична
 Горбатова 
«Всю жизнь моя работа была связана с цифрами, а стихи – это мое второе увлечение». Многие из  ее поэтических произведений стали песнями, благодаря калачевским композиторам.



ПЛАЧЕТ ОСЕНЬ ЗА ОКНОМ



Плачет осень за окном, плачет,

Слезы счастья по стеклу льются,

Бабье лето в золотом платье

Собирает виноград в блюдце.



Чье-то счастье по тропе лунной

Забрело в густую тень леса,

Оборвались у гитары струны

И осталась недопетой песня.



Сколько осеней осталось в прошлом,

Сколько встретим их – еще не знаем,

В длинных платьях с паутинной прошвой

И в косынках с золоченым краем.



Плачет осень за окном, плачет,

А над озером туман синий,

Заглянула она в край казачий,

Где Григорий полюбил Аксинью.



***

Светлая моя Родина,

Бьется родник ключом

И расцветает смородины

Куст за моим плечом.



Старость в окно постучала.

Ей не понять меня,

Мне б все начать сначала,

С самого первого дня.



Снять с тебя тину болотную,

Солнечный мой родник,

Тихая моя Родина

Света жемчужная нить.



Берег реки с ежевикою,

Церковь с распятьем Христа,

Русской души великая

Сила и высота.



Веткой березы и ясеней,

Плеском синей волны,

Нитью невидимой связаны

Годы мои и сны.



ЖУРЧАЛ РОДНИК



Журчал родник водой хрустальной,

Купаясь в солнечных лучах.

Я возвращалась тропкой дальней

В цветной косынке на плечах.



Степная тишь. Не колыхнется

Листок травинки. Пот с лица.

А песня родника все льется

И ей, казалось, нет конца.



Я влаги набрала в ладони,

Сокрытой бархатной листвой.

И вновь в журчащем перезвоне

Послышался мне голос твой.



Такой же ласковый и нежный,

Из лет минувших, с далека.

И слезы струйкой безутешной

Слились с хрусталью родника.



Журчит родник. В своих капелях

Он изумительно красив.

Ко всем мелодиям, что пели

С тобой, он подбирал мотив.



Был теплый майский синий вечер.

Лишь ветер шелестел слегка.

К тебе бежала я навстречу,

Под старый клен у родника.



Теперь и звезды в небе реже.

Мне не дождаться новых встреч.

И лишь родник журчит, как прежде,

Чтоб нашу память уберечь.


Елена Андреевна
 Ломакина


Главный редактор  газеты "Борьба», журналист по призванию, остается верной поэзии и на страницах своей газеты. 
В своем творчестве  она грустная и покорная, решительная и дерзкая, добрая и нежная.

РОДНОЙ КРАЙ



Правый берег стелет донник,

Левый гладят тополя.

Сердце бьется под ладонью,

Дышит травами земля.

Свежескошенного луга

Пью пьянящую росу,

Блики солнечного круга

В волосах своих несу.

Шелковистою ковылью

Мне ворожит царство грез,

Между сказкою и былью

Ветер жизнь мою пронес.

Я к асфальтовому аду

Не зовите, не вернусь.

А с блаженною прохладой

В сини Дона растворюсь.



СНЕГУРОЧКА



Снова снег лег ковром за околицей,

Не расплавит любовь льда холодного.

Снова надвое сердце расколется,

От страдания безысходного.

Белокосая, светлоглазая

Для кого-то могла стать любимою.

Но ему о любви рассказывать

Боль огромно-невыносимая.

Для него ничего не меняется –

Ты нежданной была Снегурочкой…

Над костром тихо пар растворяется.

Ну зачем же ты прыгнула, дурочка?..



ЗЛОЕ ЧТО-ТО



Монстры выкрали родного человека,

С кем я прожила уже полвека.

И подсунули взамен родного мужа

То, что ста смертей, пожалуй, хуже.

Как же незаметно так случилось,

Вместо мужа что-то появилось?

Это что-то и ворчит и злится,

Это что-то любит похвалиться.

Это что-то лишь собой довольно,

А других кусает очень больно.

Это что-то ничего не видит,

Не заметив, до смерти обидит.

И ворчит в углу и обзывает

И рычит, и добрым не бывает.

Где набраться колдовства такого,

Чтобы мне вернули дорого,

Доброго, веселого мужчину,

Что прогонит прочь тоску-кручину,

Что как прежде тихо сядет рядом

И согреет добрым нежным взглядом,

И прогонит тучи и невзгоды,

И – плечом к плечу сквозь дни и годы.

Пусть согреет он меня своей заботой

И прогонит это злое что-то.



ЖЕНЩИНА И СТИХИ


Женщине зачем-то это нужно,

Разбросав по комнате листки,

Выть душой, когда луна-прислужник

В луже полоскает огоньки.

Одинокий беззащитный домик

Режет сквозь окно рентген-фонарь.

И скучает одинокий томик –

Стихотворный гений и бунтарь.

А она, заламывая руки,

Режет сердце в кровь о серость дней,

И скребут стиха металлом звуки

В безысходной тишине.

И от них струною рвутся нервы,

Время, поворачивая вспять.

Только что рожденные шедевры

Будут в клочья порваны опять.

Женщина устало сядет в кресло,

Зябко. Плечи обнимает шаль.

Что убито, так и не воскресло.

Так и знала. Но ужасно жаль.

Геннадий Алексеевич
Закомолдин
Автор живописных работ. Его картины и стихи – часть его ДУШИ. Невообразимая игра красок на  полотнах дает  возможность видеть невидимое и каждому свое – подарок от художника... Геннадий Алексеевич находится в поисках гармонии. Для тех, кто тоже ее ищет,  предлагаем обратиться к поэтическим работам Г.А.Закомолдина.

НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ ИНТЕРВЬЮ



Однажды мужчин спросили:

«За что они любят женщин?»

Можно ответить красиво:

За доброту и нежность.

За постоянство и переменчивость

Огня души, струящегося бесконечно...

Мы все рождены от женщины,

За что благодарим вечно.

Женщины дарят нам радость

И муки разлук тревожных,

В них все есть: и горечь, и сладость

И счастье, и невозможность.

Пусть не всегда бывает блаженство,

И если тебя отвергают,

Грусть – тоже ведь путь к совершенству,

Влюбленные это знают.

А впрочем, на фразы не очень мы падки,

Спросите кого помудрей.

Ведь точный ответ – это разгадка

Гармонии жизни всей...





(КРИТИКАМ ИСКУССТВА)



Вообще, можно знать теорию,

Но не уметь рисовать.

Алгеброй проверять гармонию,

Но над строкой не страдать.

Что же, легко, не спорю я,

Благие советы давать.



РАЗМЫШЛЕНИЯ О СТИХАХ



Есть разные формы стихосложения:

скажем — белый, но, может — свободный стих.

Главное здесь — вдохновение,

чтоб голос поэзии не затих!



Ведь можно сколько угодно

придумать много красивых рифм,

но, модно это или не модно,

бывает, отказываешься от них,



если их ложе прокрустово

в рамки свои загоняет,

не хочется слишком искусственно,

но ритм стиха подгоняет.



Быть может, к стиху рифмованному

потянет потом опять,

искать буду новые формы я.

Было бы что сказать!


Алексей Афанасьевич 
 Кучменко 

Родился в 1936 году на Урале. Рос обыкновенным мальчишкой. По воле судьбы оказался  в Казахстане, где и прошла большая часть его жизни. С 1990 года проживает на  калачевской земле. Жизнь подарила много моментов: было и трудно и легко, плохо и хорошо, радостно и грустно.
ПОЛНОЧНЫЙ АВГУСТ



Пишу о том, что льется в душу,

Что ближе сердцу и родней:

О миражах пишу, о звездах,

О вечном зове журавлей.

Оставлю полночи тревоги

И неоконченные сны.

Из миллионов звуков соткан

Земной покой у тишины.

Уйду в себя, забыв все разом,

И буду слушать тишину.

Выносит тополь на ладонях

Из кроны бледную луну.

С тревожным шорохом и вспышкой

В глубины вечной темноты

Роняет август чьи-то звезды,

Как перезревшие плоды.

Мерцают ранние зарницы,

Зовут, тревожа и маня…

И семизвездный ковш на Землю

Льет утро будущего дня.

Пишу о том, что льется в душу,

Что сердцу ближе и родней:

О миражах пишу, о звездах,

О вечном зове журавлей.



***

Моя поэзия – весенняя капель.

Моя поэзия, когда душа на взводе.

Моя поэзия, когда Природа в нас.

Моя поэзия, когда и мы в Природе.

Моя поэзия – деревья на ветру.

Моя поэзия – реальная картина.

В мою поэзию струится тихо грусть,

Наверное, на это есть причина.

В моей поэзии фанфары не звучат.

Моя поэзия признания не просит.

Моя поэзия – осенний старый сад,

Который, на прощанье, плодоносит.



ДОМИК У МОРЯ



Из поломанных бревен,

Собирая плавник

Строит домик у моря,

Убеленный старик.

Шепчет он, как молитву,

Уходя на покой:

«Там в бушующем море,

Был не я, а другой».

Домик, вышедший с моря,

Видит вещие сны -

Обнаженные скалы,

Плот на гребне волны.

Вдоль уреза прибоя,

Оставляя плавник

Катят вечные волны...

Ну, а как же старик?

Там, у шумного моря,

Вспоминать будет он

Берег розовой чайки,

Как виденье, как сон.

Неля Михайловна
                         Ташкинова


                       Горькая доля

 Отпустили на волюшку,
Дали жизни глотнуть,
Ах, ты доля, ты долюшка!
Где же верный мой путь?

Жизнь моя искалечена,
И больная душа...
А на сердце отметина,
 
За душой ни гроша.

Нет ни дома, ни улицы,
Ни двора, ни кола...
Ах, зачем меня матушка
Ты тогда родила?

Я живу неприкаянный,
Не найду я угла...
Эх, судьба ты, судьбинушка,
Горька доля моя!

КАРТИНЫ ОСЕНИ

Стелет осень густые туманы,
Укрывает озябший наш луг,
А вдали над землею усталой
Стаи птиц  потянулись на юг.

Постелила нам осень под ноги
Разноцветный ковер из листвы,
В лужах осени серой и хмурой,
Отражаются неба холсты.

На Руси моей осень гуляет,
От природы художник она,
Нарисует картины, бывает,
Что оставят порою без сна.

ОСЕНЬ НА ПОРОГЕ

А осень тихо, незаметно,
Подкралась лето потеснив,
Дождем прохладным и ленивым
Вокруг всё в городе умыв.

В спокойной прелести осенней
Не слышно трелей соловья,
Давно нет свежести весенней,
Давно все убраны  поля.

И лес становится багряным,
В нем лист срывает на ветру,
И только осень, как ни странно,
Прохладой веет поутру.

ПРОЩАНИЕ С ОСЕНЬЮ

Я сегодня с осенью прощаюсь,
Оголила всё она в саду,
В эту осень я не возвращаюсь,
В эту осень больше не приду.

Золотые в рощице березки,
Ветром с дуба сорвана листва,
Облака густые проплывают,
Дождь и снег… предзимняя пора.

Вспомнятся ещё её забавы,
Теплый ветер и холодный дождь,
Солнца луч, ворвавшийся украдкой...
В день прощанья с грустью улыбнусь.

Я сегодня с осенью прощаюсь,
Вспомню бабье лето и тепло,
А ещё, как в небе, улетая,
Журавлиный клин встал на крыло.

И уходит осень безвозвратно,
К нам она вернется, но не та,
Снова будет осень золотая,
Только старше на год, как и я.

ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!
Свой первый поэтический сборник "Строк моих звучание" выпустила Нэля Михайловна Ташкинова. 


С добрыми словами и пожеланиями обратились к Нэле Михайловне Васильченко Л.А., Горбатова П.К. и другие, а музыкальным подарком стало выступление Турченкова Н.С. с романсом на стихи И.С. Тургенева "Утро туманное". Сборники с автографом получили участники салона "Вдохновение" и читатели Калачевской межпоселенческой центральной библиотеки.
Так держать, Нэля Михайловна! С нетерпением будем ждать новых поэтических работ! 


Ирина Константиновна
  Вириитина


РАННЯЯ ВЕСНА

Сквозь настил примятой, прошлогодней,
Прелой и безжизненной листвы
Поднялась,  ещё в одной исподней,

Молодая поросль травы.
Разомкнули веки  первоцветы
Под пригревом солнечных лучей,
Собираясь в нежные букеты.
(Нет прекрасней для земли очей!)

В углубленьи,  от вчерашней влаги,
Словно в блюдце – тёплая вода.
На помосте заскрипели лаги,
Потянувшись сладко, после сна.

А в речной,  податливой глазури
Выпрямили спины  камыши:
Не коснулись лишь, едва, лазури,
Зацепившей краешек земли…

По степям, полям, лугам разносится
Запах молодого ковыля…
Отовсюду, ветрами, доносится,
Словно эхо – ранняя весна!

В ПЛАВУЧЕМ ХРАМЕ

Янтарных звёздочек свеченье
Играет с волнами – в Дону.
Сегодня служба. Воскресенье
Я в Храм, плавучий, захожу.

В нём так уютно: запах сладкий…
Причастье, бережно, храня,
Расслабившись, сажусь на лавку,
В себе дыханье затая.

А сердце, выпрыгнуть готово:
Трепещет волнами в груди
И кажется, я снова дома:
Возле стола, на печке – щи,

А рядом – лавочка большая:
На ней расселись малыши,
И мама, с добрыми глазами,
Мне улыбается – молчит,

Храня, в себе, большую тайну:
Про всех, всё зная наперёд…

Исчезло всё. Я снова в Храме.
Уже расходится народ.
Обмякло, кажется, всё тело.
Совсем не хочется вставать…

Душа, как будто улетела
И мне б её скорей догнать!


РОЖДЕНИЕ ДНЯ

День, зачатый в чреве ночи,
Тщетно небо теребил:
Он на свет что было мочи
Раньше времени спешил…

Содрогаясь, ночь от боли
Дотерпела до утра…
И, теперь, по Божьей воле
Разрешения ждала.

Смысла не было перечить.
(Скоро явится дитя!)
Разогнав, всю в небе нечисть
Успокоилась она…

Шевельнулся в чреве ночи
День. Толчок, другой и вот:
Занялся красивым, очень,
Алым цветом небосвод.

Поднималась на восходе
Долгожданная заря.
Угасала на исходе

              Ночь, при ярком свете дня.
Лучшему отдав, из лучших:
(Но неопытному дню)
Самый первый, солнца лучик,

Опустившийся в росу,
Окропившую елеем,
Умывая поутру
Словно нити ожерелий,

Заблестевшую траву.
Соловьиных трелей  звуки,
Пчёл жужжание  в саду,
Веток  тоненькие руки
И с прожилками листву.

Всплеск воды и отраженье
Диска, солнечного, в ней…
Всё – ему, в день нарожденья…
Всё – кровиночке своей!

День, взрослея, поднимался,
Подпирая небеса…
Ночь горда – он состоялся.
Занимается заря…




Тамара Прокопьевна
Погорелова
* * * 
Вот уже осень чуть-чуть зажелтела,
Много у осени осенью дела:
Небо прикрыть и деревья раскрасить,
Всё посолить и капусту заквасить...

Полно, голубушка, ночью остынь,
Сядь-ка, почувствуй, как пахнет полынь,
Глянь, увядают потухшие травы...
Как же прекрасна ты! Божечко правый…

***
Льёт осень золотые струи,
Лучом закатным через лес.
Березовых стволов коснувшись,
Мигнул всплеск солнца и исчез…

***
Страдает Вера, коли бросят,
В неверии, в потоке зла,
А коли на груди выносят,
Спасёт! Такие вот дела...

***
Костер горит, и искры тают
В вечернем небе, в стылой мгле,
Закат в огне весь полыхает,
А сердце тлеет, как в золе...

***
Сердца полынь –
Душеньки стынь.
Мысли - беда,
Время - вода...

БОСОНОГОЕ ДЕТСТВО
Босоногое детство -
На телеге ребята...
Мы в своём малолетстве
Жили, да, не богато.

И пускай нас машины
Обгоняли нещадно,
О тебе без причины
Вспоминать мне отрадно.

Там, в далёком том детстве,
Были папа и мама,
И братишки, сестренки...
И тот миг, лучший самый...

***
И сильная бывает слабой,
Когда навалится тоска,
Ведь мы внутри,
Мы, просто, бабы,
И наша доля не легка,

Но мы живём, сжимая зубы,
Лишь ночью
Тяжко от тоски,
И чудятся мужские губы
На расстоянии руки...

***
Жизнь и Смерть,
Тепло и Холод.
Всё - Круговерть,
Вечность - Хронолог...

МОЛИТВА
А если ты не сможешь, за тебя
Я помолюсь, перекрестясь в поклоне,
Вдруг, изливаясь, пред иконою взорвусь,
И выплесну, о чём Душа вся стонет…

Исчезнет боль и тяжесть, непременно,
И Ангел облегченно замолчит,
Ведь я его потугам нынче внемлю,
С ним в унисон сердечко так стучит.

***
Понять безмолвную молитву
Доступно, право, только Богу.
К иконе взглядом вся прилипну,
К Нему у нас своя дорога.

Кто свечи без конца меняет,
(В беде на Бога не ропщи),
Всевышний сам про нас всё знает,
Лишь в просьбах не переборщи...



Галина Николаевна Пономарёва 
***
Ах, июнь, мой суженый,
Месяц-травник мой,
Не хочу, но нужно мне
До зари домой.
Задарил соцветьями
Полевых цветов,
Трудно не ответить мне
На твою любовь.
Закружил мне голову
Травяной настой.
Все с тобой по-новому,
Жаркий месяц мой.
Лето — радость краткая
Промелькнет, как миг,
Брошусь без оглядки я
В омут глаз твоих.
И пускай забудется
Ветреный апрель.
Сбудется, не сбудется —
Все равно теперь.
Губы сладко студят мне
Росы на меду,
Ах, июнь, мой суженый
Снова чуда жду…
***
Дождик бьет упруго
В окна на заре.
Не грусти, подруга,
Осень на дворе.
В листьях тротуары
И в листве дворы,
Золото сплошь даром,
Нет щедрей поры.
Дождь — хрусталь небесный
Отзвенит, уйдет,
Запоздалой песней
Вишня вновь цветет.
Лето вспоминая,
Кружат облака.
Не грусти, родная,
Пусть зима близка.
Серебром искрится
Чей-то поздний след,
Сброшенные листья
Памяти обет…



Ольга Михайловна  Соколова
СВЕЧА ДОГОРЕЛА

Свеча догорела и в доме темно,
К окну подхожу и смотрю я в него.
Звезды по небу ведут хоровод,
А месяц за ними вприсядку плывет.
Небесная синь и ночной звездопад –
Такое увидеть каждый был рад.
Звезда заглянула в окошко мое
И все засияло и стало светло.
Месяц с улыбкой склонился ко мне:
«Садись, прокачу я тебя на спине».
Я быстро на спину ему взобралась,
В небесную синь, словно птица взвилась.
«Почему вы не спите? - я им говорю, -
Для вас колыбельную песню спою».
Запела такую, что мама мне пела,
Когда я девчонкой была и спать не хотела.
И вижу, что звездочки тише летают,
Прелестные глазки их засыпают.
А месяц все тише и ниже плывет,
Гляжу – вот уж близко оконце мое.
И вот очутилась опять в своем доме,
Ложусь на кровать – настроение в норме.
К подушке любимой своей я склоняюсь
И засыпаю. Во сне улыбаюсь
Звездам и птицам, небу, луне
И солнцу, что светит нам на земле.

БУДЕМ ЗДОРОВЫ
Каждым утром по порядку
Занимаюсь я зарядкой.
И хоть возраст – ого-го,
Не боюсь я ничего!
Раз, два, три, четыре, пять –
Обруч буду я вращать!
Приходите, покажу,
Всех примером заражу!
Буду жить до сотни лет,
Вам всем шлю большой привет!


Харченко Александр Александрович

ШАХМАТИСТ
Без криков, без крови
И взрывов гранат,
Пройдя череду поколений,
Все с той же системой координат
Сражается шахматный гений.
Расставил фигуры,
Зависла рука
В преддверии первого хода.
Как будто  ровняет
Шеренги полка
Движеньем одним воевода.
В уме повторяя
Названья полей
Словно секретные коды,
Он гонит в атаку
Слонов и коней
И пешек простого народа.
Эффектным ударом
Взломать оборону,
Победой закончить сраженье,
Взять и сорвать
С чемпиона корону –
Вот высшее наслаждение.



КАПИТАН
Ты капитан – пенсионер и дачник.
Злобный рок тебе повыбелил виски
И только друг твой – полосатый тельник
Надежно душу прячет от тоски.

Ты – капитан, но только без штурвала,
Ушел твой пароходик без тебя.
Он не спеша отчалил от причала,
Прощально цепью якорной звеня.

Ты – капитан и это званье
Тебе дано отныне и навек.
То было совести призванье
И не закончился еще твой век.

Ты – капитан и пусть сегодня бури
Кружатся над седою головой.
И не такие ветры нам когда-то дули
И мы еще поборемся с тобой.



Церковникова Нина Владиславовна


***
Вот и выпит кофе с Бали,
Истрепался бумажный пакет.
Красный слон на подушке грустит,
Интересно устроен свет-
Где-то солнце, прибой и дожди,
И на лодочках рынок шумит.
А у нас медно-жёлтой листвой
На аллеях ветер шуршит,
И свинцовой дымкой подчас
Вдруг затянется неба синь,
Заставляя ярче гореть
Фиолетовый куст сентябрин…



АКТЕОН
Слыл быстроногий Актеон охотником завидным,
Но гнев он на себя навлёк прекрасной Артемиды.
Её нагою красотой был в сердце поражён
И тут же гневною рукой в оленя превращён.
Рога растут, немеет речь, в глазах огромных мука!
И хочет громко закричать, но все застыли звуки!
А стая преданных собак, совсем не узнавая,
Его преследует тот час, добычу предвкушая.
Ещё чуть-чуть и гуще лес, там может быть спасенье
Но легкопёрая стрела своей достигла цели.
«Где ж Актеон?» - его друзья друг друга вопрошают,
А из оленьих мёртвых глаз слеза в траву стекает.
Пылает жертвенный костёр во славу Артемиды,
Наказан быстрый Актеон, обида не забыта!

Владимир Иванович Скороходов

Родился в 1959 году в городе Самарканде. В этом городе прошли детство и юность. После окончания школы поступил в самаркандский Государственный университет на исторический факультет, а после четвертого курса ушел в бизнес. В 1994 году переехал вместе с семьей в город Калач-на-Дону. Пишет стихи, рассказы, занимается философией.

 
***

Всё  служит  Духу, истине, свободе,
Сознанью, разуму,  любви.
Мир  жизни  в  восприятии  эмоций
Рождённого  энергией  Души.

           ***
Рассеется  туман
И  ветром  унесёт
Прошедшего  иллюзий  времени,
Рождённого  в  сознании  твоём….


                        ***
Не  причиняя  боли  не  страданья
Творением  судьбы   своей
В  понятии   любви  весь  Мир  созвездий  в  Мирозданье,
Ты,  отдавая  всё…
Получишь  то…
В  своём  сознанье,  под   сознанием  творя.

            ***
Материя   и   Дух
Всё  спорят  друг
Пред  другом.
Что  нужно  одному,
Не надобно 
В  другом.
Как  быть
И  рассудить
Мне  их  в  извечном  споре…
Гармонию  найдя
Меж  равных  берегов.
 


                                                 ***
Перемещая,  замещая
Основы  сущности  своей,
Я  нахожу  и  уличаю,
Подмену  истины Твоей.

Не  усомнившись  в  осознанье
И  в  перемене  перейдя,
Я  в  осмысленье,
Назиданьем,
Осознаю  само,  себя.                                                                          




Комментариев нет: